Евгений Туголуков
ENG
17:32 — 15.07.2010 / Интервью

Туголуков: нельзя создавать законы, просто сидя у себя в кабинете

Фото: Официальный сайт партии "Единая Россия"

Недавно комитет Государственной Думы РФ по по природным ресурсам, природопользованию и экологии возглавил Евгений Туголуков. Корреспондент РИА Новости побеседовал с Евгением Александровичем для того, чтобы понять, что интересного ждет нас в сфере охраны природы.


В России много говорят об экологических проблемах, но пока в основном это просто «сотрясание воздуха». Чтобы  улучшить ситуацию, нужно много изменить, и прежде всего в законодательстве. Недавно комитет Государственной Думы РФ по  по природным ресурсам, природопользованию и экологии возглавил  Евгений Туголуков. Комитет по идее должен быть тем самым местом, где придумываются и «проталкиваются» новые законодательные инициативы в природоохранной сфере. Корреспондент РИА Новости побеседовал с Евгением Александровичем для того, чтобы понять, что интересного ждет нас в сфере охраны природы.

- Евгений Александрович, приступив к работе в новой должности в марте, за что взялись в первую очередь?

- В природоохранном законодательстве очень много работы. Сильным толчком стало майское заседание президиума госсовета РФ. По его итогам президент России Дмитрий Медведев четко зафиксировал наиболее актуальные экологические проблемы и поставил жесткие сроки для их решения. Уже к декабрю правительству РФ необходимо эти поручения выполнить, а нам подготовится к рассмотрению и принятию новых законов Это очень сложная, но необходимая задача. Даже по предварительной оценке таких проектов может быть более семи. Они касаются вопросов особо охраняемых природных территорий, защиты морей от нефтяного загрязнения, утилизации и переработки отходов.

Проблемы, обозначенные в поручениях, действительно назрели давно. Часть из них уже активно обсуждалась в нашем комитете, поэтому у нас уже есть предложения и наработки.

- Не будет ли крупный бизнес чинить препятствия законам? Взять, например, возвращение экологической экспертизы особо опасных объектов, она ведь налагает повышенные социальные и финансовые обязательства.

- Наиболее продвинутый бизнес давно уже заботится об экологической эффективности своей деятельности. Это, прежде всего большие компании. Они хотят хорошо выглядеть в глазах мировой сообщества, на мировых рынках. От этого зависят их рейтинги, цена акций, стоимость заемного капитала и спрос на продукцию. Это то, что нам необходимо в более широком формате – оценка компаниями природоохранных мероприятий и чистых технологий, как неотъемлемой части бизнес-процессов. Нам остается только создать свое внутреннее эффективное экологическое законодательство, учитывающее интересы всех участников, а не только крупного бизнеса.  Новые изменения в законодательстве, прежде всего, должны поощрять и стимулировать внедрение чистых технологий, а не только привлекать к ответственности, уже после того, как ущерб окружающей среде нанесен. Возможно, для части наших бизнесменов такой подход в новинку, но время меняется, меняются подходы к бизнесу и этим бизнесменам надо уже сейчас четко понимать, что отставание в поиске подобных технологических решений чревато снижением прибыли.

"К сожалению, слово лоббистский пугает"

- Ощущаете ли вы лоббистскую работу по тем или иным законопроектам?

- К сожалению, слово "лоббистский" у нас до сих пор является пугающим. На самом деле – это явление неизбежное и не является чем-то уникальным и известным только в нашей стране. Возможно, нам не хватает законодательных инструментов, которые регулировали бы эту деятельность, делали бы ее более конструктивной и менее одиозной. Я лично персональную лоббистскую работу особо не ощущаю, но активное присутствие общественных бизнес-организаций, таких как РСПП, Деловая Россия и ОПОРА России, безусловно, чувствуется. Это вполне нормально. Точно также мы, допустим, ощущаем присутствие общественных экологических организаций. Там работают активные, продвинутые и образованные люди. Я сторонник конструктивного диалога со всеми заинтересованными сторонами и чем их будет больше – тем лучше. Для этого мы создали при комитете такую общественную площадку, как высший экологический совет. Будем ее развивать. Нельзя создавать законы, которые затрагивают по сути каждого гражданина, просто одиноко сидя у себя в кабинете.

- Получается, что на принятие столь необходимых законов у вас всего три месяца – с сентября по декабрь. Успеете все со всеми согласовать?

- Это будет действительно сложно. Но по основным направлениям мы уже давно работаем.

Осенью нам предстоит продолжить работу над проектами федеральных законов, которые уже прошли первое чтение. Это проект закона "Об обращении с радиоактивными отходами" и изменения в закон "О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов". Уже подготовлены и вынесены на рассмотрение изменения в Лесной кодекс, в законы "Об отходах производства и потребления" и "Об особо охраняемых природных территориях". Сейчас мы начали активную работу над проектом федерального закона о защите морей от техногенного загрязнения.

Одним из базовых, по моему мнению, должен стать законопроект "О внесении изменений в отдельные законодательные акты в целях повышения экологической эффективности экономики РФ". Я один из соавторов этого проекта. Он был принят в первом чтении в 2009 году, и может логично дополнять уже принятый закон об энергетической эффективности. При его дальнейшем рассмотрении можно уже более детально переработать и вложить основные посылы, связанные с введением отдельных элементов системы управления на основе наилучших доступных технологий.

- Думаю, многие захотят узнать, что такое экологическая эффективность…

- Предлагаемый нами законопроект объединяет меры по обеспечению закупки эко-эффективных "зеленых" товаров для нужд государства, эко-маркировки товаров, эко-требования к зданиям и сооружениям, эко-аудит,  программы повышения экоэффективности регионов,  создание государственной информационной системы в области экологии, а также меры налоговой и бюджетной поддержки.

"Арктическая добыча может стать экономическим прорывом"

- Закон о загрязнении морей нефтью осенью будете рассматривать?

- Да, мы уже с весны активно обсуждаем эту тему. Провели заседания высшего экологического совета по данному вопросу. Есть общая концепция закона, создаем рабочую группу и осенью приложим все усилия, чтобы успеть рассмотреть проект закона в первом чтении.

- Каково Ваше личное отношение к добыче нефти в Арктике, учитывая возможную катастрофу, последствия которой сейчас все наблюдают в Мексиканском заливе?

- Это государственная политика. Если есть понимание того, что для России стратегически важно занять эти позиции, то с максимальной безопасностью мы должны разрабатывать эти месторождения. Арктическая добыча может стать экономическим прорывом. С другой стороны, все понимают, насколько высок риск и экологические последствия новых разработок для этой территории, поэтому я думаю, что необходимо достаточно жесткое законодательство, обеспечивающее суровые технологические требования для работающих там компаний и действенные меры контроля над соблюдением этих требований.

- Законопроект об особо охраняемых природных территориях, который был принят в первом чтении, не нравится многим, в том числе Минприроды. Как вы его собираетесь менять ко второму чтению?

- Да, действительно, после первого чтения в 2008 году вокруг законопроекта разгорелись споры. Главным спорным моментом стала возможность использования природных парков в рекреационных целях, что позволило бы строить базы отдыха или спортивные сооружения. Одна сторона ратовала за обеспечение современной инфраструктуры для цивилизованного посещения этих мест, другая боялась, что это приведет к развитию неконтролируемой частной застройки на данных территориях. Дебаты были на самом деле очень жаркими. У нас было несколько совещаний на самом высоком уровне, и я думаю, что сегодня мы нашли компромисс. Осенью собираемся вносить законопроект во втором чтении.

Об охотниках в погонах

- Осенью в Санкт-Петербурге состоится Тигриный саммит. Готовятся ли какие-то изменения в законы по большей защите тигра? Например, сегодня штраф за хранение и перевозку тигриной шкуры составляет всего 1 тысячу рублей, это же смехотворная ответственность.

- Мы обязаны предпринять более активные усилия по защите тигра. Конечно тысяча рублей – это незначительный штраф, но трудно оценить, сколько будет больно. Не хочу пугать уголовной ответственностью, но как максимальное наказание в отдельных случаях это думаю, возможно. Вообще, по моему глубокому убеждению, главное, над чем надо работать, это – охрана и развитие. Простые карательные меры редко бывают эффективны.

- Разбившийся в 2009 году на Алтае вертолет обнажил проблему так называемой царской охоты высокопоставленных госчиновников. Намерены ли вы с ней бороться?

- Вообще я категорически против таких так называемых традиций какой-то особой охоты, когда обеспечивают доступ в национальные парки в обход законных возможностей, для людей с определенным положением, с погонами, с должностями. Перед законом должны быть равны все, как это не банально звучит.

От подобных злоупотреблений страдают не только государственные угодья, но и простые охотники. С таким злом надо бороться всем миром. По сути – это еще одно проявление той же коррупции, но наносящее ущерб уже не только государственной казне, но и окружающей природе, которая является нашим общим достоянием.

Надеюсь, что вступивший в силу весной закон "Об охоте" сможет навести порядок в охотхозяйстве и усложнит жизнь так называемым охотникам в погонах.

Знаю, что к закону неоднозначное отношение. Но пусть он поработает хотя бы один охотничий сезон, посмотрим, что он принесет на деле. Если будет нужно, то поправим.

Экологический кодекс

- Природа уязвима во многом. Что, на ваш взгляд, нуждается в первостепенной защите закона? Моря, леса, животные?

- Для нашего законодательства необходима систематизация. На сегодняшний день у нас большое количество разрозненных законов и подзаконных актов, но метод оперативного латания дыр по определению не сможет быть панацеей от всех бед. Единая система обеспечения экологической безопасности позволит нам с максимальной эффективностью интегрировать нашу экономику в международную систему, использовать существующие международные правила игры в своих интересах.

Тут два пути. Либо использовать в качестве базового закон об охране окружающей среды, либо разработать новый экологический кодекс, как это сделано во многих странах мира. Первый вариант быстрее. Второй вариант, безусловно, потребует больше времени, но он более системен. Конечно, у нас большая страна и на ее карте, к сожалению очень много горячих точек и зон экологического бедствия. Это не позволит нам полностью отказаться от практики принятия точечных законов, которые в данном случае наиболее эффективны. Достаточно вспомнить Байкал, как наиболее яркий пример. В принципе любая горячая экологическая точка в нашей стране достойна особой защиты и ситуация может потребовать принятия отдельного закона. Главное, на мой взгляд, при разработке новых законодательных актов рассматривать их в качестве элементов единой системы, а не скоропалительных решений, принятых в пожарном порядке.

- Природоохранное законодательство какой страны мира вы считаете примером?

- В первую очередь это законодательство европейских государств, особенно северных – Дании, Норвегии, Швеции. В Скандинавии законы поощряют бизнес к энергетической и экологической эффективности, к разумной добыче ресурсов. Если двумя словами, то это все – устойчивое развитие, без которого мы все живем как бы в долг у будущих поколений. Было бы здорово и России вслед за ними развиваться устойчиво. Пока же мы просто проедаем наши ресурсы.

Что интересно, высокоразвитые государства схожи по рейтингам, которые на первый взгляд не связаны. Там где отличное природоохранное законодательство, там же первые места по конкурентоспособности, там же коррупция и преступность приближается к нулю. Выходит, что эти вещи связаны и воспринимаются в едином комплексе. Это для нас пример и показатель, что экология – это отнюдь не отвлеченное понятие, которое можно рассматривать только как досадную помеху экономическому росту.

- Что вы как законодатель для этого можете сделать?

- Начинать надо с себя, с того, что находится рядом. С городов, улиц, подъездов, офисов, мусора. Это наша среда обитания, где мы проводим 95% времени. Развитие клиниговых услуг, система обращения с отходами, меры по ограничению шумового воздействия в городах – все это - то же требует решения на законодательном уровне. И не стоит думать, что это не главное и подождет. Мы привыкли к машинам, мотоциклам, стройкам, но это очень отрицательно сказывается на нашем здоровье. Человека, живущего в подобной среде и считающего, что такие проблемы решить нельзя – трудно убедить в важности и актуальности лично для него решения проблем по защите амурского тигра. Это вопрос сознания и восприятия нашими гражданами окружающего мира.

О Байкале и отдыхе

- Как вы относитесь к сбросу стоков БЦБК в Байкал? Разве можно одновременно развивать в регионе туризм и загрязнять уникальное озеро?

- Абсолютно с Вами согласен, что мы должны приложить максимум усилий для охраны того, что нам дано нашей уникальной природой. Но вопрос с комбинатом стал уже просто знаковой картинкой и неким умышленным злом. Я не умаляю проблему – все выбросы являются вредными. Но дело не только в ЦБК. Главное здесь – поиск компромисса между экономическим развитием и сохранением озера. ЦБК – это только один источник загрязнения, хотя, возможно, и самый крупный. Вопрос его сбросов стоял всегда, все 40 лет работы комбината. Но даже этот вопрос сейчас претерпел изменения. Допустим, сейчас уже более опасны для природы не текущие выбросы, а накопленные отходы комбината. Хотя об этом никто не говорит. Наверное, не столь яркая тема, к сожалению. Я считаю, что очень важен тот факт, что сегодня правительством разрабатывается федеральная целевая программа об охране озера Байкал, в которой будет заложены и серьезные деньги на утилизацию накопленных отходов.  В любом случае, я за то, чтобы постоянно публично обсуждать проблемы Байкала. Но эти обсуждения нужны не просто сами по себе, в них надо искать разумные и эффективные решения, а не сводить все к обыкновенному критиканству.

- Где и как вы любите отдыхать?

- Так как я родился и вырос на Урале, меня тянет к небольшим речкам. Есть такие замечательные реки как Белая, Чусовая. Так же нравиться отдыхать на Волге,  особенно в Тверской области. Очень красивые места. Сам я не охотник, но иногда рыбачу.